Home

Написать письмо

Карта сайта
Рекламная группа Продакшн Мнение Контакты
Статьи

Одни мирные сутки

Архив

2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008

 

Первая половина суток.

 
          Лето 1977-го года. 01 час 30 минут. Подъём. Встаём, умываемся, бредём в столовую. «Молодые», которых подняли немного раньше, уже приготовили ночной доппаёк. Подкопченное сало, хлеб, сахар. После горячего чая начинаем просыпаться. Строимся, идём на приёмный центр (далее - ПЦ). Точка у нас не очень большая, поэтому дорога много времени не занимает. Тепло, тихо. Наша гора в темноте. Внизу светится небольшой немецкий городок. Слева блестят фары редких автомобилей. Развод. «Очередной дежурной смене заступить на боевое дежурство по предотвращению внезапного нападения на Советский Союз и страны социалистического содружества»! Поехали... Расходимся по своим постам. Мой пост в самой большой аппаратной. «Секретная документация в наличии, аппаратура в исправном состоянии». Расписался. Аппаратура у меня не сложная: два приёмника, магнитофон, пульт управления с микрофоном для связи с пеленгатором. Блок питания под столом. Аппаратура очень надёжная. Только плёнка магнитофона часто рвётся. Очень интенсивно используем. Да и магнитофон с подогревом в дежурном режиме, чтобы запись можно было разобрать с первой буквы. Без разгонных «завываний». От этого подогрева плёнка сохнет. Пост у меня наблюдательно-поисковый. Один приёмник всегда настроен на частоту штаба дивизии. Не советской, конечно. Это у меня левый наушник. Правый – «свободная охота». Смотрю, что «намаслал» сменщик. Не густо. «Амеры» - тоже люди. Не любят воевать по ночам. Пройдусь по диапазону. На двух частотах «морзянка». Это не мой «бизнес». Есть у нас «спецы» по этому делу. Называются – «кастрированные радисты». Название, конечно, обидное. Но, суть отражает точно. Я «микрофонщик» («англичанин»). Идём дальше. Наши «работают».
- Мой «летёха» спит. Я в КУНГе (кузов унифицированный негабаритный) один. Переписал тут песню. Сейчас спою....
Поёт. Песня «блатная». Не в моём вкусе. Пойте-пойте, ребята! ОсНаз ГРУ не на вас «заточен». Только я мозжечком чувствую, что где-то сидит другой пацан. И магнитофон у него крутится, и пеленгаторщик ему «цифирь» диктует. Радиоконтроль называется. Карандаши заточены. Текст будущей проверки связи 1-й бронетанковой дивизии написан. Проверка всегда в одно и тоже время. Текст длинный, но стандартный. Осталось только поставить точное время и пеленг. Закурим. Хорошо, что разрешают курить на постах. Всё равно спать хочется всегда и везде. Ходим 6 через 6. Такой режим выматывает любого. И очень быстро. Если спишь 4 часа в сутки (в два приёма) становишься «зомби».
          Дверь открывается (без стука-значит «опер»). На пороге улыбающийся капитан. Ба! Не «оперативный» это вовсе. Витька-планшетист. Наверное «отпустил» дежурного подремать, надел чужую шинель и ходит народ на постах пугает. В дверной проём летит «Англо-русский военный словарь». Но, у Витьки прекрасная реакция. Вид у него бодрый. Наверное, «оперативный» угостил его кофе с домашними пирожками. Офицеры у нас (в подавляющем своём большинстве) народ воспитанный и образованный. Витька - простой водитель из Белоруссии. Но грамотный, дельный, надёжный. Умеет держать язык за зубами. Других в планшетисты не берут. Витька всегда «оперативного» прикроет. Если надо и сводку передаст. Умеет он голоса менять и помехи на линии изображать. Недавно я «перехватил» новую песню. «Беловежская пуща» называется. Дал Витьке послушать. Расстроил только парня... Музыка в радиоразведке - отдельная тема. Проверка связи.
          - Пеленгатор! Частота..., позывной...!
          - Спасибо, записал.
          Задача радиоразведки в мирное время не только добывание каких-то секретов (где стоят их «Першинги», мы и так знаем). Одна из главнейших - подтверждение дислокации. Пока танки в боксах, война не начнётся. Крайние случаи не рассматриваем. Конечно, нас обмануть можно! Радиостанции на месте оставить, а самим по кустам в сторону границы. Или - радиомолчание.
Недавно «агрессор» ввёл режим радиомолчания. Досталось нам...! «Направленцы» злые неделю ходили. «Мышей не ловите!» Были бы мыши...
          А Вовка – «немец» тогда отпуск заработал. «Немец» - не национальность. Это специализация. Дело было так... Решили «забугорники» при полном радиомолчании (ночью) перебросить в другой район ФРГ крупную танковую часть. Не учли одного. Это в казахских степях можно незаметно танковую армию перебросить. Ни один верблюд не заметит. А здесь - Европа. Тут танки по дорогам не ездят. Их на трейлерах возят. Володька скучал-скучал и стал слушать волну дорожной полиции. А для дорожной полиции, да в тесной Европе, да колонна тяжёлой техники... Короче, головная боль. Гвалт в эфире. От поста к посту. Володька в совершенстве владел немецким языком. «Раскололи» они с пеленгаторщиком весь маршрут колонны. За «нестандартный подход» пеленгаторщику благодарность в приказе. Володьке - отпуск. Только не поехал он. Сказал, что возвращаться будет тяжело. Володька – «годичник». Инженер-строитель из Бреста. Я с ним в одном учебном взводе был. Он теперь уже дома. Письмо прислал. «Соблазнили» его в уголовный розыск пойти. Теперь расследует взлом продуктового ларька на Брестском вокзале. Хромает у нас кадровая политика. Я бы Володьке ещё здесь лейтенантские погоны «повесил». И оставил в бригаде - молодёжь учить. Видно, для страны нашей взлом продуктовой палатки важнее, чем «взлом» радиосетей Бундесвера.
          В коридоре знакомые звуки. Понятно. «Опер» проснулся и поймал кого-то спящим. Теперь этот «кто-то» пол в коридоре натирает. Коридор длинный, но узкий. Как раз на замах ноги в полушпагате. (Знаю - тренировался).
          Сзади магнитофон заурчал. Это на «борт-земле» у «Фастыча» дежурная пара истребителей взлетела.
«Фокс ван-оу-фор». Немцы. Американцы - молодцы! Сами авиационную технику на нашем ТВД (театр военных действий) обновляют, а союзникам своим «Старфайтеры» «слили». Опасная машина. Больше для своих. Из неё хорошо только «Мэй дэй!» кричать. Если успеешь. «Борт-земля» у нас - элита. «Фастыч» уже «дед». Только «дембельские» проблемы его мало волнуют. Он больше своими «фокс трипл Ван» (F-111) занят. Уважаю.
За окном уже светло. В июне ночи короткие. «Мои» проснулись. «Спот рипот» (донесение о наблюдениях).
Время ...
Координаты...
- Один «Руба» (это они так марку автомобиля «Robur» произносят. Он похож на наш «ГАЗ-66»), два пограничника, вооруженные автоматами АК, с собакой осматривают Западную зону.
Разведывательный патруль.
Продолжаем выполнение задачи.
Граница на замке. С обеих сторон.
          Это один из двух бронекавалерийских полков службу несёт. Мы их «бронекопытными» называем. Никаких лошадей у них давно нет. Есть у них много бронетехники и вертолётов. Это армейская разведка.
Через много-много лет в репортаже из Ирака увижу я их полковую колонну на марше. У них принято на технике знаки воинской части рисовать.
Увижу и водки выпью. За свою армейскую юность и за их здоровье. Не было у меня к ним злобы. Спортивный азарт - был. Злобы - не было.
Радиограмма, конечно, «ценняк». На таких отпуск не заработаешь. В начале сентября 1976-го (мы ещё курсантами были) боец нашей бригады «выудил» в открытом эфире сообщение о смерти Мао Цзедуна. Видимо, он первым оказался. А советское Политбюро так любило Мао, что парень на второй день в отпуск уехал. Случай редчайший. Обычно по месяцу собираются. Такие вещи перед строем не объявляют, но комбриг, видимо, решил, что подобные утечки информации сильно стимулируют личный состав.
          Китайцев ещё много осталось. Только Мао был один. Ну, ничего. И на нашей улице грузовик с пряниками перевернётся.
У «Фастыча» «Мохаук» взлетел. Это самолёт-разведчик. Будет теперь часами границу «утюжить». Нам нервы трепать и ПВО-шников провоцировать. Только не «отломится» ему сегодня ничего. Наш «опер» уже позвонил куда-надо. Не будут по тебе дополнительные РЛС задействовать. И перехватчики поднимать не будут. Летай, «индеец», летай. Служба тебе долгая предстоит. Последний твой боевой «соплеменник» бесславно сгорит на аэродроме в Саудовской Аравии от неисправности топливной системы. Аж во время «Бури в пустыне».
В зале УКВ интересно работать. Всегда знаешь, что у соседей творится. «Фастыч» иногда к нам подходит. Нравится ему послушать, как американцы пограничников с их собаками в кустах пересчитывают. А лязг гусениц в наушниках? А пулемётные очереди? У него этого не слышно. Всё гул авиационных двигателей заглушает. Только некогда ему сегодня. У него взлетела на запад группа(!) КС-135. Это летающие топливозаправщики. Я знак восклицательный поставил потому-что самолёты огромные. Каждый из них много кого может в воздухе дозаправить. А тут - целая группа. Это уже серьёзный разведпризнак.
Уже 7.30. Штаб дивизии заработал!
          «Квебек-23» это «Сияние-53» имею флэш-трэфик для тебя. Приготовься записывать!
Ответ меня поражает: «Подожди, я завтракаю!» И ложкой в стакане что-то размешивает! Слышимость сегодня - Лима/Чарли (5 баллов по-нашему).
Ты завязывай с разгильдяйством! Тебе «молнию» предлагают! Да и мне скоро на «брэкфаст».
Пошла шифровка! Читает, как Левитан сводку «Совинформбюро». Скорость знаков 40 в минуту. (Я и 140 принять могу). Аккуратно они работают. А наши - выпендриваются. Кто в эфире круче варёного яйца.
Серийная шифровка - это хорошо! Дешифровальщикам чем больше «фактуры», тем лучше. Судьбу шифровок мы никогда не узнаем. Самая «страшная» военная тайна - читаем или не читаем мы их шифры. Если не читаем - плохо. Если читаем и они об этом не знают - отлично. А если читаем и они об этом знают - сами понимаете... В самый ответственный момент могут «дезу» подбросить.
Иду на КП. Там уже «муравейник». Офицеры на позицию приехали. Из-за спин показываю «оперативному» бланк. Он рукой машет. Мол, сам знаешь. Знаю. На ЗАС несу.
Всё, смена кончилась. Результат для ночи - типичный. «Фастычу» - благодарность. «Полотёру» утреннему - серьёзные вливания.
          Идём завтракать. Выходим из ПЦ. Красивые места в Тюрингии. Ущелья, сосны огромные, небо голубое. Слева за «колючкой» черничник огромный. У нас на «Северах» черники полно. Только здесь она чернее, крупнее и слаще. Впрочем, в армии и сахар слаще. Один у черники недостаток. Демаскирует сильно. Навстречу немецкий пикапчик едет. Это строители на работу едут. Они нам бойлер на ПЦ монтируют. В пикапе у них мешки с цементом, инструмент и ящик с пивом. На прицепе бетономешалка на колёсах. Умеет народ работать. Дальше бойлерной и офицерской столовой их, конечно, не пустят.
Заходим в столовую. Пшённая каша с мясом. Не самый плохой вариант. Еды нам хватает, только повар слабоват. На других «точках» народ жалуется, что смену приходящую кормят по «остаточному принципу». У нас этого нет. Вот и повар в окошке нарисовался. Лицо круглое, как Луна, сонное, но довольное. Опять, наверное, «дедам» ночью зайчатину с картошкой жарил.
          Сейчас бы поспать до следующей смены, но сегодня политзанятия. Сидим в классе. Водитель наш с указкой в руке ищет на карте Канаду (член блока НАТО). Ищет на юге Африки. Логично. Там удобнее всего названия государств читать. «Ну, какое у него образование? Пиши – среднее». Посмеялись, теперь конспект пишем. От недосыпа ручка на каждой строчке в пике сваливается. А слушать и писать надо. Если на проверке «политику» завалишь, не видать повышения классности. А это, кроме морального удовлетворения, ещё и деньги нам не лишние. Умные люди в разведке говорят: «Денег, информации и патронов много не бывает». Ну, патроны это не про нас. Наше оружие: наушники, карандаш, ну, ещё голова с ушами и крепкий зад. Спать хочется страшно. Батя смеётся, что в письмах моих латинские буквы проскакивают. Тут и не такое проскочит, когда пишешь на «автопилоте». Не волнуйся, батя! Я простой радист, как и ты в начале 50-х. Не скоро, батя, ты правду о моей службе узнаешь. А всю правду не узнаешь никогда... Тут на мой день рождения ротный мне подарок сделал. Ротного мы дружно не любим. Прозвище у него – «Бульдозер». Снял он меня со смены на сутки и приказал не трогать. Ровно сутки я проспал. Была суббота. Парко-хозяйственный день в Советской Армии. Уборка капитальная в казарме. Моя койка на 2-м ярусе. («Молодым» еще был). Так пацаны потом рассказывали, как койку со мной вместе таскали. Пайку мою съёли? Да не думал я о еде. Спасибо вам, пацаны! И Вам, товарищ капитан, спасибо. Такие подарки на всю жизнь запоминаются. Всё. Идём спать. У нас говорят: «Масло съели - день прошёл!». Ерунда. Всё только начинается.
 
 
Продолжение следует.
Сергей Елистраткин
 

Поиск по сайту

Новости
2013-08-15
30 сентября 2013 года в г. Днепропетровске в креатив-клубе «Бартоломео» состоится 7ой...
Подробнее...

2012-01-25
В прошлом году показатели телесмотрения телеканала ТЕТ заметно выросли. Канал начал снимать не...
Подробнее...


тел./факс +38 (0562) 39-86-54
post@octv.com.ua
© 2008 - 2017 Рекламная группа "ОС"
Design by GBS